Чему научит вино?

Сегодня в рубрике о специалистах и профессионалах виноделия на несколько вопросов наших подписчиков ответил Игорь Сердюк. Известный журналист, винный критик и дегустатор рассказал о тонкостях общения с винами.

— Расскажите, в чём разница между сомелье, винным критиком и дегустатором? Кем вы больше себя ощущаете?

— Сомелье – профессионал ресторанного бизнеса, отвечающий за вино, напитки и представляющий их гостям заведения. Винный критик – это журналист, который должен уметь оценить вино и представить свою оценку читателям. И первый, и второй должны быть хорошими дегустаторами, иначе их рекомендациям рано или поздно перестанут верить. Мне в разные моменты моей жизни приходилось объединять в себе все три этих профессии. По образованию я журналист, и мой путь в мир вина начался с очерков. (Я продолжаю вести ежемесячную винную колонку в журнале Forbes.) Дегустатором я стал по мере погружения в винную тему, и немало времени посвятил работе в составе жюри винных конкурсов… Правда, я никогда не работал в классическом ресторане, но очень многих сомелье я знаю лично и участвовал в их профессиональном становлении, преподавая в нескольких винных школах. Зато я долго работал кавистом в винотеке, которая была совмещена с винным баром, так что выполнял похожую функцию… А ощущаю я себя – точнее, стараюсь, как могу – просто самим собой. Чего и желаю каждому серьезному профессионалу – оставаться собой в каждом деле, какой бы ни была ваша работа.

— Когда вы увлеклись «винной» темой? Кто вдохновил? У кого учились в первую очередь?

— Увлекся, когда был студентом и когда, вопреки вечной студенческой жажде, выпить было нечего. Сейчас трудно себе представить, что еще лет тридцать назад были такие времена! И вот искрой для начала моего увлечение было осознание разительного отличия между настоящим вином и той сомнительной жидкостью, которая разливалась в большинство бутылок в самом конце восьмидесятых и начале девяностых. То есть вдохновило тогда и до сих пор вдохновляет меня собственно вино. Я стал читать о вине, как журналист – брать интервью у виноделов и виноторговцев, принимать участие в дегустациях… Моими учителями были лучшие профессионалы, с которыми я знакомился во время подготовки моих журналистских материалов. Многие из них стали моими друзьями…. Замечательный советский винодел Николай Мехузла. Первый и лучший сомелье, которого я знал в своей жизни – Франк Арди. Преподаватель первой школы сомелье Александр Купцов. Лучший ассамбляжёр, которого я знаю и с которым вместе работал, увлеченный биодинамист Эрве Жестен. Самый яркий комментатор и в то же время самый точный винный судья Бретт Криттенден. Отец-основатель винной журналистики Хью Джонсон.

Ну а примером тонкости и глубины мироощущения настоящего винодела для меня всегда был и остается Кристиан Муэкс.

— Вы много путешествуете по Европе, не понаслышке знакомы с разными терруарами. Чьим винам отдаёте предпочтение?

— Путешествую не только по Европе, и предпочтение отдаю тем из великого множества вин, в которых отражается профиль терруара, если так можно сказать. Без существенной разницы в отношении к старому и новому свету, к северному или или южному полушарию.

— Есть ли для вас авторитеты в отрасли?

— Конечно. Во-первых, это те, кого я назвал своими учителями (хотя кого-то и них, к несчастью, уже нет в живых). Во-вторых, как ни странно, это лучшие из тех, кого я бы мог не без гордости назвать своими учениками. Алексей Сапсай или Юлия Жданова, например. Если вы смотрели последний фильм из “Звездных войн”, то вспомните очень правильное изречение мастера Йоды: “Быть превзойденным своими учениками – такова участь всех наставников”. Но я очень рад, что у меня такие ученики есть.

Важно, что любой авторитет – это не источник догмы, а, скорее, чуткий и мудрый собеседник, с которым можно советоваться и даже спорить.

— Что можете посоветовать прочесть любителям, чтобы ближе познакомиться с культурой виноделия и винопития?

— Начните с классики. Для меня это книги Хью Джонсона, желательно на языке оригинала. И очень важно параллельно дегустировать! Теория без практики – путь гордыни. А вино, как известно, учит смирению.

— Сейчас вы участвуете в проекте по развитию виноделия в Ейском районе. Что вы отнесёте к явным плюсам терруара Восточное Приазовье?

— Я не стал бы описывать терруар со знаками “плюс” и “минус”. Сочетание климатических факторов, рельефа и состава почвы в Восточном Приазовье действительно уникально.  Но код терруара – сложный предмет исследования. Наверное, с определенным допуском его можно сравнить с геномом живого существа. Сейчас мы видим лишь первые его проявления, которые, впрочем, демонстрируют просто захвыатывающий воображение потенциал. Уверен, что мы с коллегами по агентству Double Magnum, а также агрономами и виноделами Приазовского Винного Дома, сможем этот код расшифровать и воплотить в первоклассных винах!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *